online prescription drugs

Кто подставил шахтеров?

Горняки шахты "Красная шапочка", принадлежащей ОАО СУБР (предприятие РУСАЛа), прекратили длившуюся 10 дней забастовку и поднялись на поверхность.

Член Исполкома Движения Союз социал-демократов», Президент экспертного фонда социальных исследований "ЭЛЬФ" Павел Кудюкин, много лет занимающийся изучением рабочего движения, рассказал о причинах и последствиях незаконных забастовок.

(Данный материал опубликован в газете «Известия». 4 апреля 2008)

- Десятидневная незаконная подземная забастовка шахтеров – это случайный эксцесс в случайном месте?
- Как раз – очень логичное развитие событий. Конечно, то, что рвануло именно на СУБРе – случайность. Но то, что рано или поздно наше совершенно безобразное законодательство о забастовках должно было привести к какому-то очень острому конфликту, было ясно давно. Соответствующая статья Трудового кодекса такова, что  просто не дает возможности провести забастовку без согласия работодателя. А согласие работодателя на забастовку... Иногда оно, конечно, случается, но только если требования обращены к какой-то третьей стороне – например, к государству. Как было в 90-е годы, когда мы постоянно сталкивались с так называемыми "директорскими забастовками".

В свое время ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России, объединяющая "старые" профсоюзы, до сих пор доминирующие в стране. - "И") лоббировала принятие многих норм Трудового кодекса, выгодных крупным профорганизациям – например, норму про объявление забастовки не по решению профсоюзного органа, а по решению конференции трудового коллектива. Но сейчас и в ФНПР заговорили о необходимости либерализации стачечного законодательства, потому что осознала, что нынешнее бьет и по "старым" профсоюзам.  Однако, насколько мне известно, категорически против подобных поправок выступает администрация президента. Что, думаю, делает такие поправки непроходимыми.

- Вероятно, в Кремле предполагают, что упрощенная процедура объявления забастовки дестабилизирует ситуацию в экономике...
- На самом деле именно сохранение нынешнего законодательства ведет к дестабилизации, потому что обостряет трудовые конфликты. Ведь если отсутствует возможность разрешения коллективного трудового спора законным образом, а объективные его причины не устранены, он будет прорываться вновь и вновь. Поскольку экономика худо-бедно на подъеме, мы неизбежно столкнемся с подъемом рабочего движения – в том числе, в форме забастовок. И по большей части – незаконных, потому что, повторяю, законную забастовку в России провести практически невозможно.

- По-вашему, перспектива быть наказанными (вплоть до увольнения) не остановит российских забастовщиков? Разве незаконная стачка не тупиковый путь?
- Держать ситуацию и не менять закон – тупиковый путь. А бастовать, пусть даже незаконно, это не тупиковый путь, а нормальный.

- Чего ж нормального? 10 дней люди сидели под землей, создали опасность для подземных работ, парализовали деятельность всего рудника, подвергли опасности свое собственное здоровье. Понятно, что столь экстремальная ситуация заставила всех, вплоть до депутатов Госдумы, подключиться к разрешению конфликта. У работников какого-нибудь "не экстремального" предприятия таких козырей нет. Ни на кого их жест отчаяния впечатления не произведет.
- Тем более – честь и хвала шахтерам СУБРа, которые обострили ситуацию до такой степени, что все засуетились. Надеюсь, что на тот же РУСАЛ надавят, чтобы собственник, его менеджеры ни в коем случае не подвергали забастовщиков наказанию, а начали вести конструктивные переговоры с шахтерами, смягчать ситуацию на предприятии.

- Ну, вроде бы уже надавили: депутаты Госдумы приехали на "Красную шапочку" и буквально в режиме "ручного управления" разрулили ситуацию. Однако ясно, что они не станут это делать на всех предприятиях России...
- На мой взгляд, толк от поездки депутатов на "Красную шапочку" будет, если в результате появятся поправки в Трудовой кодекс, упрощающие процедуру объявления забастовки. Хотя, честно говоря, я не очень высоко оцениваю способность наших депутатов к осознанию важности создавшейся ситуации. Но хочется надеяться.

- Действующую на СУБРе первичку НПГ сегодня обвиняют в безответственности. Причем не только власти и работодатель, но и коллеги из других профсоюзов. Мол, спровоцировали рабочих на незаконную забастовку – а в суде отвечать за нее не хотите. Кстати, аналогичной тактики придерживаются многие маломощные профсоюзы. Это трусость?
- Это опять-таки результат того, что российское законодательство носит ярко выраженный антипрофсоюзный характер и профсоюзам, которые реально пытаются защищать интересы работников, а не имитировать защиту, действительно жить очень тяжело. Миноритарный профсоюз, по определению, законную забастовку объявить не может. Формально это не запрещено, но по факту – запрещено: даже если требования этого профсоюза будут поддержаны подавляющим большинством работников, ему все равно не дадут осуществить все необходимые процедуры – например, связанные с созывом конференции, принимающей решение о забастовке. Трудно даже представить себе столь неквалифицированного работодателя, который не смог бы воспрепятствовать этой процедуре.

Профсоюзы сейчас путем проб и ошибок нащупывают способы действий в этой безобразной ситуации, которая создана властями (включая законодательную) и которая, если ее не изменить, рано или поздно приведет к серьезным потрясениям.

- Но таким образом профлидеры попросту "подставляют" рабочих!

- Профсоюзы делают, что могут. И я бы не стал выставлять рабочих наивными жертвами хитрых профлидеров. Нужно понимать, что просто так, с бухты барахты люди в забастовку не ввяжутся, администрация должна их действительно довести. Тот же шахтер на Североуральском бокситовом руднике. Думаете, шахтер не понимает, какие проблемы возникнут из-за того, что он десять дней не поднимается на поверхность? Не понимает, что это вредно для здоровья? Прекрасно понимает. И если горняки поступили так – значит, действительно там до крайности дошло. Шахтеры очень самостоятельные люди. Никакие подстрекатели не заставят их сделать то, чего они сами не собирались делать.

- По букве закона, суд (если администрация предприятия не отзовет уже поданный иск), обязан признать забастовку на СУБРе незаконной. И что дальше?
- Признание забастовки незаконной дает основания для применения к участвующим в ней рабочим, как минимум, дисциплинарных мер воздействия. Возможно даже уголовное преследование – если рассматривать действия забастовщиков как воспрепятствование работе промышленного объекта, да еще связанного с повышенным уровнем опасности. Тут уж работодатель и власти региона должны решать, будут ли они "додавливать" смутьянов.

Если РУСАЛ и власть пойдут на жесткие меры, это продемонстрирует, что и наша российская буржуазия, и власть действительно начинают терять голову. Потому что ясно: от будущих конфликтов это не спасет, а вот остроту им придаст еще большую.

Но, повторяю, важно не просто мирно урегулировать данный конфликт, а понять, что история с "Красной шапочкой" – проявление проблемы, требующей законодательного разрешения. Вот если в результате забастовки на СУБРе власть это осознает... Тогда все мы скажем большое спасибо североуральским шахтерам.

Интервью взяла Татьяна СКОРОБОГАТЬКО