Неон изготовление наружной рекламы.

Социал-демократия: российский вариант

В качестве базовых установок той программы, которую современная российская социал-демократия могла бы предложить нашему обществу, выделим следующие:

  1. Не отрицая необходимости рыночных преобразований, эта программа должна предусматривать меры по защите культуры (равно как и природы) от захватов рынка, от ее полного подчинения логике капиталистического накопления.
  2. Целью социальной политики государства должно стать такое повышение материального благосостояния людей, которое одновременно сопровождалось бы ростом их культуры посредством бесплатного и доступного всем образования, развития научных и культурных учреждений, просветительской деятельности, расширения информационных сетей, позволяющих своевременно распространять в обществе достоверную информацию о происходящих в мире процессах.
  3. Приоритетными в этой политике должны стать интересы людей творческого и интеллектуального труда, независимо от непосредственной сферы их деятельности – материальной или духовной, что, конечно, не исключает заботу государства о низкооплачиваемой или нетрудоспособной части населения.
  4. Особое значение следует придать развитию публичной сферы общественной жизни людей, содержательному и качественному наполнению их свободного времени. Способствовать росту гражданской инициативы и политической активности населения, все большему участию человека в общественных делах – отличительная особенность именно социал-демократической программы.
  5. В общенациональном раскладе политических сил социал-демократы должны взять на себя миссию отстаивания безусловного приоритета высоких целей и идеалов гуманистической культуры перед всеми соображениями экономической выгоды и политической целесообразности. Только так можно противостоять сегодня аморализму и вседозволенности в экономике и политике, неразборчивости в средствах для достижения коммерческого успеха или политического выигрыша.
Ниже публикуется полный текст статьи.
 

Российская социал-демократия, как известно, впервые возникла и оформилась в самостоятельную политическую партию (РСДРП) еще до победы в России буржуазно-демократической революции, т.е. при полном отсутствии демократии. Это сразу же придало ей характер предельно радикальной партии, делающей главную ставку на революционный захват власти и насильственное изменение существующего строя. Вера в необходимость и неизбежность революции в России разделялась и руководящими органами партии, и всеми вошедшими в нее политическими группировками. Чуть позже партия расколется внутри себя на противостоящие друг другу блоки, причем по соображениям не только организационного и тактического, но и стратегического порядка – в зависимости от того, как они решали вопрос о целях и задачах грядущей революции. Об этом следует сказать особо, чтобы был ясен смысл последующей эволюции социал-демократического движения в России.

Те, кто оправдывал революцию в качестве только буржуазно-демократической, составили умеренное крыло партии: к ним принадлежали меньшевики и некоторые другие фракции РСДРП. Те же, кто доказывал необходимость немедленного перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, образовали ее наиболее радикальное – большевистское – крыло, выделившееся затем в самостоятельную партию (РКП (б), ВКП (б), КПСС). Меньшевики выдвигали на первый план борьбу с самодержавием, отодвигая победу социализма во всем мире на более отдаленное будущее. Своими союзниками в этой борьбе они считали либеральных демократов, с которыми впоследствии и разделят участь первых жертв той реальной революции, которая разыгралась в России. Победили, как известно, большевики, называвшие себя коммунистами и заклеймившие западную и отечественную социал-демократию как реформизм, оппортунизм, ревизионизм, как предательство революции и всего дела социализма. С этого момента социал-демократия на долгие годы сходит с российской политической сцены.

Перерождение российской социал-демократии в большевизм –закономерное явление в стране, не имеющей опыта жизни в условиях демократии и не прошедшего всего цикла модернизации. Аналогична судьба и некоторых других социалистических партий в тех странах Европы, в которых демократия не стала устойчивой традицией: в Италии это привело к фашизму, в Германии – к национал-социализму. Всех их объединяло неприятие демократических форм правления, которое они оправдывали заботой о благе собственной нации, государства или трудящихся классов. При отсутствии демократии любое политическое движение содержит в себе угрозу установления диктаторской власти, поскольку средство достижения своих целей оно видит лишь в революционном насилии.

Сегодня в России предпринимаются попытки возродить социал-демократическое движение, вписать его в политическую жизнь страны. Сделать это тем более необходимо, что данное движение при всех издержках и перекосах предшествующего периода руководствуется единственно приемлемой с рациональной, моральной, культурной и просто гуманистической точки зрения перспективой общественного развития. Иное дело, что в нынешнем виде оно не может быть простым повторением дореволюционной социал-демократии, возвратом к своему началу и истоку. Слишком многое за это время изменилось и в мире, и в самой России.

Изменилась и сама социал-демократия, о чем свидетельствует судьба большинства существующих на Западе социалистических и социал-демократических партий. В условиях сложившейся политической демократии они решают свои задачи уже не методами революционной борьбы, а мирными и легальными средствами. И только в этих условиях становится ясно, что отличает социал-демократическое движение от любого другого, какие конкретные цели оно ставит перед собой.

Несколько сложнее обстоит дело в России. Ее переход к демократии, даже либеральной, еще не завершен, не всегда последователен и чреват срывами и отступлениями в сторону авторитарной власти. Известно, что борьба за либеральную демократию предшествует борьбе за демократию социальную. И пока первая не увенчалась успехом, трудно, даже преждевременно судить о том, чем является социал-демократическое движение в его собственном качестве и значении.

В отличие от либерализма социал-демократия родилась как оппозиция (в теории и на практике) прежде всего капитализму. Ее существование обретает смысл в обществе с уже сложившейся капиталистической экономикой. Только в таком обществе формируется материальная (научно-техническая) и социальная база социал-демократического движения. Стремясь не допустить развития капитализма в России, большевики (как до того русские революционные демократы) оказались в конфронтации не только с либеральным, но и всем социал-демократическим движением, для которого капитализм является необходимой предпосылкой его собственной политики. От социал-демократов они отделены примерно тем же расстоянием, какое отделяет докапиталистическое общество от позднекапиталистического.

В условиях незавершенной модернизации российская социал-демократия не может мыслить себя вне общедемократического движения, направленного на завоевание гражданских прав и свобод, содействуя вместе с другими демократическими партиями и организациями победе в обществе демократических сил. Здесь не может быть и речи о противостоянии правам и свободам, отстаиваемым либерализмом. Вместе с тем социал-демократия должна избавиться в этих условиях и от тех элементов социального утопизма, которые раньше заставляли ее, забегая вперед, требовать отмены частной собственности и рыночных отношений до того, как они развились в полную меру. В свое время это поняли и большевики, провозгласив новую экономическую политику, хотя чуть позже методы революционного насилия и командно-административного управления экономикой опять взяли вверх.

В этом двойственность того положения, в котором оказались сегодня российские социал-демократы: они не могут и не поддержать проводимую в стране экономическую реформу с ее капиталистической направленностью – ее отрицание было бы равносильно возврату на позиции большевизма - и отречься от своего неприятия капиталистической системы отношений, что просто обессмыслило бы сам факт их существования. Как позиционировать себя в такой ситуации? Ответ на этот вопрос российские социал-демократы вряд ли найдут у своих европейских коллег, давно живущих при капитализме и пользующихся всеми преимуществами демократического устройства власти. Быть социал-демократом в стране с неразвитой рыночной экономикой и бедным населением, с несовершенной демократией - задача не из простых. Ее решение требует огромной и самостоятельной работы мысли.

К такой работе и должно быть привлечено сегодня особое внимание российской социал-демократии. Теоретическая деятельность имеет для нее в настоящее время не меньшее значение, чем прямое участие в политической борьбе за власть. Социал-демократы только тогда смогут опередить другие партии во влиянии на общественное сознание, когда продемонстрируют более глубокое понимание происходящих в стране и мире общественных процессов, окажутся способными наиболее адекватно формулировать интересы трудящихся классов. Социал-демократия, как никакое другое движение, учитывая ее нынешнее положение, нуждается в модернизации собственной идеологии.

При ее выработке следует учитывать, что в процессе реальной - экономической и политической – модернизации Россия не может ни вернуться в докапиталистическое прошлое, ни застрять на раннем – индустриальном – этапе капиталистического развития. То и другое чревато не только отставанием России от экономически развитых стран, но и утратой ею самостоятельной роли в современном глобализирующемся мире. Модернизация должна способствовать выходу России в постиндустриальное и информационное общество, благодаря чему она только и сможет занять в этом мире достойное место. Противостоять процессу глобализации, к чему так склонны некоторые левые в России и Европе, - значит обрекать себя на роль политических маргиналов, пытающихся воспрепятствовать объективному ходу истории. Иное дело, что социал-демократы предлагают иную модель глобализации, чем просто рыночная,  в которой учитываются интересы не только транснациональных корпораций и монополий, но и людей труда. К ним относятся работники не только физического, но и умственного труда – люди науки, искусства, образования, любой другой креативной деятельности, которые берут на себя в постиндустриальном обществе функцию главной производительной силы. Вот их-то интересы современные социал-демократы и должны отстаивать в первую очередь.

Под социал-демократической политикой обычно понимают социальную политику государства в мире капитала и рыночной экономики, целью которой является перераспределение богатства в пользу слабых и неимуших. Цель, конечно, благородная, но она вполне укладывается и в современную либеральную политику, которая в наиболее развитых капиталистических странах уже давно формулируется в понятиях «справедливости» и «всеобщего благоденствия». Социал-демократы, разумеется, должны содействовать либералам в этой работе, постоянно понуждать их к ней, но не только в этом состоит их собственная социальная политика.  

Согласно традиции, идущей еще из Х1Х века, принято считать, что все партии социалистической ориентации защищают интересы тех, кто живет на заработную плату, образует армию наемных рабочих. В наше время подобное представление нуждается в существенной корректировке. Если под такой защитой понимать нормированный рабочий день, рост заработной платы, сокращение безработицы, расширение социальных пособий и пр., то в странах капитала это давно делается профсоюзами, государством и самими капиталистическими фирмами, заинтересованными в квалифицированной, хорошо оплачиваемой и здоровой рабочей силе. Если капиталисты и эксплуатируют рабочих, то расплачиваются с ними ценой более высокой, чем та, которую могут предложить сегодня все социалистические партии. Разумеется, рост материального благосостояния в капиталистических странах происходит не без участия политиков социал-демократической направленности (и они, конечно, ни при каких условиях не должны снимать с себя эту обязанность), но все же не только этим диктуется необходимость их присутствия в политической жизни.

Среди обстоятельств, обуславливающих эту необходимость, выделим  наиболее существенное – происходящее в постиндустриальную эпоху качественное преобразование основного производительного класса общества. На первое место в нем выходят люди интеллектуальных и творческих профессий, работники умственного труда. На наших глазах рождается новый тип производительного работника, оперирующего не механическими орудиями труда, а сложной вычислительной техникой. Местом его работы является не заводской цех, а конструкторское бюро, научная лаборатория, проектная мастерская или аналитическая служба, занимающие в техноструктуре современного производства все большее место. Профессиональной характеристикой такого работника является его способность генерировать новое знание, внедрять в производство новые образцы, поставлять информацию, повышать конкурентоспособность предприятия на рынке.

В лице такого работника мы также имеем дело с классом, но уже иным, чем просто класс промышленных рабочих. Источником его дохода является не данная ему от природы рабочая сила, а полученное образование. Хотя этот класс также включен в производственный процесс (прямо или опосредованно), его нельзя уже считать экономическим классом в обычном смысле этого слова. В производство он входит со своим особым капиталом, который в отличие от денежного капитала можно назвать культурным и который приобретается за рамками чисто экономической деятельности. В современном производстве культурный капитал постепенно обретает значение основного, конкурируя с финансовым капиталом за приоритетную роль в обществе.

Именно в этом классе, который иногда называют новым средним классом, современная социал-демократия должна, по нашему мнению, найти свою социальную опору. Сделав ставку на него, она сразу же обретет значение наиболее влиятельной и далеко смотрящей вперед политической силы. Для этого ей, однако, необходимо по-новому взглянуть на ряд своих программных установок и целей.

Так, традиционное для социал-демократии требование соединения труда с собственностью наполняется в этих условиях новым содержанием. Теперь оно означает не передачу заводов и фабрик в руки рабочих, не экспроприацию и национализацию частной собственности, а создание условий, обеспечивающих каждому гражданину свободный и равный доступ к образованию и всем источникам информации, к обретению им культурного капитала, который в наибольшей степени соответствует его личным дарованиям и запросам. Право собственности в социал-демократической программе переосмысливается: оно означает в первую очередь право на образование и культуру, которое делает человека не просто имущественно, но духовно богатым существом, богатство которого заключено в его собственном индивидуальном развитии. И разве какой-то иной человек потребен постиндустриальному обществу? Возможно, это и есть то, что называется социальной справедливостью. Она означает такой социальный порядок, при котором положение человека в обществе напрямую зависит от того культурного капитала, которым он реально владеет.

Здесь отчетливо видно, что отличает социал-демократов от либералов: они действуют как бы на разных площадках. Первые ищут решение всех социальных проблем в рыночной экономике, вторые – в культуре, понимаемой как свободная от давления рынка сфера общественного производства и развития самого человека. С этой точки зрения, социал-демократию можно было бы назвать партией культуры, которая в отличие от либералов защищает не только экономические и политические, но и культурные права человека. А без права человека на культуру, все остальные его права повисают в воздухе.

Подведем краткий итог. В качестве базовых установок той программы, которую современная российская социал-демократия могла бы предложить нашему обществу, выделим следующие:

  1. Не отрицая необходимости рыночных преобразований, эта программа должна предусматривать меры по защите культуры (равно как и природы) от захватов рынка, от ее полного подчинения логике капиталистического накопления.
  2. Целью социальной политики государства должно стать такое повышение материального благосостояния людей, которое одновременно сопровождалось бы ростом их культуры посредством бесплатного и доступного всем образования, развития научных и культурных учреждений, просветительской деятельности, расширения информационных сетей, позволяющих своевременно распространять в обществе достоверную информацию о происходящих в мире процессах.
  3. Приоритетными в этой политике должны стать интересы людей творческого и интеллектуального труда, независимо от непосредственной сферы их деятельности – материальной или духовной, что, конечно, не исключает заботу государства о низкооплачиваемой или нетрудоспособной части населения.
  4. Особое значение следует придать развитию публичной сферы общественной жизни людей, содержательному и качественному наполнению их свободного времени. Способствовать росту гражданской инициативы и политической активности населения, все большему участию человека в общественных делах – отличительная особенность именно социал-демократической программы.
  5. В общенациональном раскладе политических сил социал-демократы должны взять на себя миссию отстаивания безусловного приоритета высоких целей и идеалов гуманистической культуры перед всеми соображениями экономической выгоды и политической целесообразности. Только так можно противостоять сегодня аморализму и вседозволенности в экономике и политике, неразборчивости в средствах для достижения коммерческого успеха или политического выигрыша.

Этим, разумеется, не исчерпывается содержание социал-демократической программы,  но и сказанного достаточно, чтобы уяснить ее принципиальное отличие от всех других программ.