Приобрести женский кошелек в Новосибирске дешево.

Борьба продолжается

История с проектом Федерального закона «О Российской академии наук, реорганизации российских академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», который в лихорадочной спешке был принят славной Государственной Думой в двух чтениях на исходе весенней сессии, бурно развивается. Несмотря на летнее затишье, на отпуска, невзирая на полное равнодушие со стороны общества, сотрудники институтов РАН по всей России проводили митинги, собрания, сочиняли заявления, резолюции, открытые письма, проявляя редкое единодушие.

В том, что российское общество не понимает роли науки в современном мире, вклада в нее отечественных ученых, есть вина и РАН. Следовало гораздо больше внимания уделять популяризации тех, наиболее значимых исследований, которые велись институтами РАН, и вообще просветительству. Однако не ученые отменяли научно-популярные передачи на федеральных телеканалах, культивировали мракобесие на других каналах, принадлежащих друзьям президента, долгие годы держали научных работников на голодном пайке, снижая тем самым статус научной деятельности.

Мария Олендская / ЕЖ

Конечно, есть серьезные недостатки в деятельности РАН. Это и не всегда справедливое распределение денег на научные исследования (не кража, а выделение денег одним в ущерб другим!), это отсутствие четких оценок эффективности научного сотрудника и научных подразделений, это наличие среди академиков и членов-корреспондентов тех, кто недостоин столь высокого научного звания. Кроме того, РАН в течение многих лет не ушла далее разговоров о реформировании, реальных шагов не было предпринято. Но дает ли всё это основания для упразднения РАН? Потому что закон о реформе РАН, если будет принят, передает все институты вместе в оборудованием и сотрудниками вновь созданному агентству, то есть чиновникам (тем чиновникам, которыми многое уже загублено или раскрадено!), а РАН превращает в «экспертный клуб», рекомендации которого, как у нас водится, никто слушать не будет. Есть ли у РАН возможность реально реформироваться, опираясь на силы и интеллект 55 тысяч научных сотрудников, которые там работают?

Мария Олендская / ЕЖ

Чтобы обсудить все эти вопросы, инициативной группой научных сотрудников самого разного ранга, в которую входили имеющие мировую известность академики В.Е. Захаров, В.А. Рубаков, Р.И. Нигматулин, С.М. Рогов, А.Г. Литвак, А.Р. Хохлов, А.А. Старобинский (а всего она включила в себя 75 человек!), была созвана Конференция научных работников РАН, в ней приняли участие более 2400 представителей из разных институтов и разных уголков России.

29 и 30 августа в главном здании Российской академии наук собрались те, кто переживает за будущее отечественной науки, ведь основной объем фундаментальных исследований ведется в институтах РАН, и передача их под опеку чиновников фактически погубит российскую науку. Большой зал на тысячу двести мест и его окрестности были заполнены сотрудниками институтов РАН, учеными, работающими в высшей школе. Приехали ученые из многих городов, где расположены региональные научные центры РАН, представители российской «научной диаспоры» из ряда стран. При всей опасности для науки, а значит для будущего России, принятый в страшной спешке законопроект о реформе РАН сыграл и положительную роль: заставил научное сообщество самоорганизоваться, проявить кипучую гражданскую активность, объединившую и академиков, и рядовых научных сотрудников.

Мария Олендская / ЕЖ

Стоит подчеркнуть: ученые, работающие в РАН, вовсе не против реформы, они выступают за реформу. Но именно за реформу, а не за уничтожение РАН, к чему приведет окончательное принятие закона в том виде, в каком он прошел два чтения.

Конференции предшествовала серьезная и масштабная работа, вскрывающая самые разные проблемы и недостатки в работе РАН по самым разным направлениям и дающая предложения по реальному реформированию, которое сделает российскую науку более эффективной.

29 августа, в день открытия, участников конференции ожидало два сюрприза. Первый – разошедшееся утром по информационным агентствам заявление неназванного сотрудника Администрации президента о том, что закон о реформе РАН будет принят без всяких поправок в третьем чтении ближе к октябрю. Это означало, что все протесты, все попытки доказать руководству страны, что нельзя отдавать науку под управление чиновников, не возымели успеха. Совпадение начала конференции и появления информации вряд ли случайно. Похоже, сотрудников РАН хотели убедить, что их усилия бесполезны и нет смысла попусту тратить время. Эффект получился обратный – решимость защитников науки отстоять свою позицию только возросла.

Другой сюрприз состоял в том, что законопроект был принят в первом и втором чтениях с нарушениями Конституции Российской Федерации, и весьма серьезными. Об этом заявили несколько выступающих, среди них – Иван Стариков.

Мария Олендская / ЕЖ
Дело в том, что, согласно пункту «е» статьи 72главы 3 «Федеративное устройство»,общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. АФедеральный законот 24 июня 1999 года№119-ФЗ«О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»в статье 13 предусматриваетучастие органов государственной власти субъектов Российской Федерации в рассмотрении Государственной Думой проектов федеральных законов по предметам совместного ведения. Согласно пункту 2 статьи 13 данного закона, подобные проекты после их внесения в Государственную Думу «направляются в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации и высшие исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации для представления в Государственную Думу в тридцатидневный срок отзывов на указанные законопроекты».

Получается, что законопроект, ставящий под угрозу будущее российской науки, законопроект, подготовленный неизвестно кем, от авторства которого открестился даже министр Ливанов, но который «неведомые силы» продавливают с невообразимым упорством, не имеет права на существование. Он должен быть отозван просто потому, что принят в двух чтениях с нарушением Конституции и действующего законодательства. И если правительство не отзовет его, есть основание подать иск в Конституционный суд РФ. Однако, зная наши суды, не стоит надеяться, что решение будет в пользу противников законопроекта. Поэтому и в данном случае опасно расслабляться, прекращать борьбу. Ибо наша власть не слышит разумных доводов и признает только силу.

Мария Олендская / ЕЖ

Среди тех многочисленных выступлений, которые прозвучали на конференции, особый интерес вызвало выступление президента РАН академика В.Е. Фортова. Важно было узнать о тех шагах, которые успели предпринять Президиум РАН и сам Фортов. Он поведал о встрече с Путиным, который проникся пониманием возникающих в случае принятия закона проблем, но сказал, что не в состоянии помешать запущенному процессу. (Уж если президент РФ не может остановить принятие вредного закона, какие силы проталкивают его!? Ситуация очень похожа на бородатый анекдот про Брежнева за рулем лимузина: «Кто же это едет, если у него водителем сам Брежнев?») А еще было сообщено, что во взаимодействии с Думой Президиум РАН согласовал поправки в законопроект, которые возвращают на место всё, кроме одного: за недвижимость все-таки будет отвечать пресловутое агентство, но возглавит его президент РАН. Что сказать по этому поводу? Во-первых, нет никаких гарантий, что Дума внесет эти поправки, особенно учитывая, что третье чтение предполагает только шлифовку юридических формулировок, а тут речь идет о существенных изменениях. По большому счету, законопроект надо возвращать в первое чтение, а еще правильнее – совсем отозвать его. Но этого никто не обещает. Так что вероятность получения закона в его нынешнем виде велика. Во-вторых, даже если удастся внести упомянутые поправки, не факт, что будущее РАН безоблачно. Скорее всего, Фортов не сможет совладать с чиновниками, которых в возглавляемом им агентстве будет назначать отнюдь не он, и задачей которых является именно перераспределение собственности – иначе власть не стала бы так рьяно отстаивать необходимость этого агентства для управления недвижимостью. Институты, оставаясь в РАН, имеют шанс оказаться на улице.

Ну и, конечно, многого стоит признание, сделанное Фортовым: встречи с руководителями страны показали, что они плохо знают о деятельности РАН, о людях, которые там работают. «Мы тоже виноваты в этом», – заключил президент РАН.

Мария Олендская / ЕЖ

Прекрасно выступил доктор Рошаль,директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Вот некоторые его тезисы: «Наше настоящее замечательно, будущее может быть еще хуже». «Какой мизерный уровень мышления у тех, кто это предложил». «В законе нет ни одного пункта, направленного на развитие науки». Что верно, то верно – таких пунктов нет.

Государственным преступлением назвала Н.Д. Солженицына упразднение науки, к которому приведет принятие закона.

Мария Олендская / ЕЖ

Ожидаемо ярким было выступление Нобелевского лауреата, академика Жореса Алферова. По его мнению, невостребованность научных результатов российской экономикой и обществом – вот главная проблема. Вместе с тем, вся современная цивилизация основана на научных открытиях. Президент Путин говорил о 25 миллионах рабочих мест в высокотехнологичных отраслях промышленности к 2020 году, но откуда они появятся? Их возрождение может обеспечить только наука, и роль РАН в этом определяющая. Казалось бы, надо всячески развивать РАН. Алферов давно передавал предложения по реформе РАН. И вот некоторое время назад ему позвонил экс-министр, нынешний советник президента РФ по науке А. Фурсенко, сообщив, что в Думу вносится закон, в котором учтены все пожелания академика. Но когда Алферов познакомился с текстом закона, он счел его оскорблением всего научного сообщества.
 

Мария Олендская / ЕЖ
Директор института США и Канады академик С.М. Рогов на конкретных цифрах показал, что при общем увеличении расходов на науку расходы на РАН в последние пять лет практически не росли. В прошлом году ассигнования на гражданскую науку в пять раз превышали финансирование РАН. Но в целом расходы на науку в России заметно меньше, чем в экономически развитых странах. Рогов задался вопросом, почему бизнес в США и Европе вкладывает деньги в науку? Там бизнесу это выгодно. А у нас – нет. Наша налоговая система фактически наказывает за поддержку научных исследований. Рогов также подчеркнул, что это миф, будто в США наука развивается только в университетах. Доля американских университетов в расходах на науку всего 13%. В США есть федеральные научные институты, лаборатории, технопарки, а вот министерства науки нет! И почему бы не обратиться в министерства образования Южной Кореи, Франции, Финляндии с просьбой провести аудит Минобрнауки РФ? (К которому на самом деле немало вопросов. Например, почему стандарты современного среднего и высшего образования таковы, что выпускники ВУЗов абсолютно не готовы к началу научной деятельности?)
 

Мария Олендская / ЕЖ
Представитель Дагестанского регионального научного центра А.К. Муртазаев, один из многих представителей отделений РАН и региональных научных центров (РНЦ), которые не могли не приехать на конференцию, потому что в случае принятия закона их структуры исчезнут, объяснял, что РАН – один из государствообразующих стержней России, что вклад в науку часто неотделим от вклада в культуру, крайне важного, хотя и не интересного чиновникам. Что в регионах РНЦ стоят на пути мракобесия. А в Дагестане, где ситуация хронически непростая, содержать ученого намного дешевле и полезнее, чем полицейского или военного. Сходное мнение у представителя молодого поколения ученых из Дальневосточного отделения РАН Ю.В. Латушко:академическая наука в регионах выполняет не только сугубо научную функцию, но и служит важнейшим фактором поддержания единого интеллектуального пространства страны.

В поддержку законопроекта не высказался ни один из более чем 70-ти выступавших. Соответствующая резолюция была поддержана всем залом. Но если бы конференция свелась только к осуждению сомнительного законопроекта, ее бы не имело смысла проводить. Практически все, кто поднимался на трибуну в течение двух дней, говорили о проблемах и недостатках в работе РАН, в организации научного процесса и делали конкретные предложения по тому, как решить проблемы и устранить недостатки. Многие из выступавших подчеркивали необходимость демократизации в управлении наукой, усиления элементов самоуправления. (С конкретными предложениями можно познакомиться в резолюции конференции «О реформах РАН» и тезисах выступлений.)

Мария Олендская / ЕЖ

Люди, принявшие участие в конференции, как и подавляющее число сотрудников институтов РАН – сторонники реформирования РАН. И при этом противники законопроекта, предложенного правительством. Потому что законопроект приведет не к реформе, а к уничтожению РАН. А еще потому что настоящую реформу академии невозможно провести без участия научных работников, без опоры на их энергию и опыт, на самоуправление. Чиновникам стоит понять, что наука может развиваться только в условиях свободы научной деятельности, поддерживаемой государством, и, желательно, свободы самих ученых.

Можно практически не сомневаться в том, что чиновники не захотят ничего понять или услышать. Ни один представитель Минобрнауки не зарегистрировался на конференции. Им, чиновникам, и так все ясно: доктор сказал: «В морг», значит, в морг.

Но пациент еще жив. И может постоять за себя.

Мария Олендская / ЕЖ

P.S. Поскольку будущее законопроекта о реформе РАН абсолютно не ясно, участники Конференции научных работников РАН приняли решение не закрывать ее, а сделать постоянно действующей.

Игорь Харичев, член Федерального совета ССД, генеральный директор журнала «Знание-сила»

Первая публикация - "Ежедневный журнал", 2 сентября 2013 года >>>>