Михаил Горбачев: Не реагировать Россия не могла

События последней недели в Южной Осетии не могут не вызвать у любого человека чувства боли и тревоги. Гибель тысяч людей, превращение десятков тысяч в беженцев, уничтожение городов и сел ничем нельзя оправдать. Все это настоящая трагедия и предупреждение всем.

Корни нынешней трагической ситуации - в решении сепаратистского руководства Грузии в 1991 г. об упразднении югоосетинской автономии. Это подвело мину под целостность Грузии. И каждый раз, когда сменявшие друг друга грузинские руководители пытались навязать свою волю силой, это лишь ухудшало положение как в Южной Осетии, так и в Абхазии, где проблемы во многом аналогичны. К старым историческим обидам добавлялись свежие раны.

И все-таки возможность нормализовать обстановку и выйти на политическое решение была. На протяжении достаточно длительного периода в Южной Осетии поддерживалось относительное спокойствие. Смешанный миротворческий контингент выполнял свою миссию, и осетины и грузины, живущие рядом, все-таки находили общий язык.

Важно, что все эти годы Россия занимала позицию признания территориальной целостности Грузии. Но решить проблему на этой основе можно было только мирным путем. Иных способов урегулирования в цивилизованном мире быть вообще не должно. Грузинское руководство игнорировало этот непреложный принцип.

То, что произошло в ночь на 8 августа, обстрел столицы Южной Осетии Цхинвали из ракетных установок, предназначенных для ударов по площадям, просто не укладывается в рамки здравого смысла. Не реагировать на это Россия не могла. Обвинять ее в агрессии против "маленькой, беззащитной Грузии" - это не просто лицемерная, но и бесчеловечная позиция.

Сейчас очевидно, что решение грузинского руководства бросить войска против мирного населения было безответственной авантюрой с трагическими последствиями для тысяч людей разных национальностей. Решиться на такое можно было, только чувствуя поддержку и поощрение гораздо более мощной силы. Грузинские вооруженные силы обучали сотни американских инструкторов, в разных странах закупалась новейшая военная техника. Это, а также обещания членства в НАТО, создавало у правящего режима ощущение самоуверенности и безнаказанности, способствовало возникновению мысли о "блицкриге" против Южной Осетии.

Словом, Михаил Саакашвили надеялся на безоговорочную поддержку Запада, и Запад давал для этого основания. Думаю, что решительный отпор, который получила военная авантюра грузинских властей, должен заставить задуматься не только их.

Сейчас нужно как можно скорее прекратить боевые действия и заняться неотложными делами - помощью жертвам гуманитарной катастрофы, о которой, к сожалению, очень мало сообщали западные СМИ, восстановлением городов и сел. Не менее важно серьезно задуматься о путях урегулирования самой проблемы - одной из самых болезненных в Кавказском регионе. Этот регион требует чрезвычайно ответственного к себе отношения.

В свое время я говорил, что решение проблем Южной Осетии и Абхазии возможно на путях создания федерации с широкой автономией для этих республик. Эта идея была встречена в штыки, особенно в Грузии. Потом отношение к ней изменилось. Но после нынешней трагедии даже такого решения будет достичь еще труднее.

Память и боль - это такое бремя, которое очень тяжело нести и еще труднее преодолеть. Это можно сделать только после долгого лечения, терпеливого диалога и в условиях обязательного неприменения силы. Некоторые подобные конфликты в Европе и вне ее требовали для своего урегулирования десятилетий. Некоторые до сих пор не преодолены. Тут нужно не только терпение, но и мудрость. История, опыт сожительства народов, небольших государств Кавказа доказывают, что на основе толерантности и сотрудничества можно обеспечить длительный мир и условия для жизни и развития. Это - самое главное.

Нужны политические лидеры, которые в полной мере осознают это и посвятят свои усилия не наращиванию военных мускулов, а созданию основ длительного мира.

В эти дни некоторые страны Запада заняли несбалансированную позицию, особенно в Совете Безопасности ООН, что подорвало его возможности действовать эффективно с самого начала. Объявив Кавказ, находящийся за тысячи миль от американского континента, зоной своих "национальных интересов", Соединенные Штаты допустили очередную ошибку. Мир в этом регионе действительно отвечает интересам всех, но элементарный здравый смысл требует признать, что именно Россия связана с Кавказом общей географией и столетиями истории. Она не стремится к территориальному расширению, но у нее есть все основания иметь законные интересы в этом регионе.

Долгосрочной целью международного сообщества может стать создание региональной системы безопасности и сотрудничества, которая исключала бы любые провокации и саму возможность кризисов, подобных нынешнему. Создание такой системы - задача чрезвычайной сложности, которая может быть решена только самими странами-соседями. Возможно, внерегиональные державы могли бы оказать содействие в ее решении, но только в том случае, если они будут занимать взвешенную, объективную позицию. Геополитические игры (не только на Кавказе) опасны, и это еще один урок, который надо извлечь из последних событий.
 

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4727 от 13 августа 2008 г.