Комментарии к несостоявшимся забастовкам

Предлагаем вам комментарии Павла Кудюкина, члена Исполкома Движения «Союз социал-демократов», президента экспертного фонда социальных исследований "ЭЛЬФ", эксперта в области трудовых отношений по поводу запрещенных забастовок. Статья была помещена на сайте «Избранное» (http://www.izbrannoe.ru/20800.html).

 
 

- Если железнодорожникам запрещено бастовать, как они могут отстаивать свои трудовые права?

- Действуя строго по закону – до посинения вести переговоры с работодателем. Существуют также  примирительные комиссии и трудовой арбитраж, но это, прямо скажем, абсолютно неэффективные институты разрешения коллективных трудовых споров. Есть однако замечательный способ давления на работодателя: работа по правилам. Формально забастовки нет. Напротив, работники строжайшим образом выполняют все технические регламенты, требования техники безопасности и прочее. При этом, естественно, производительность труда резко падает. Конечно, это должно быть громогласно объявлено: забастовки нет, но вы лучше прислушайтесь к нашим требованиям, потому что придраться к нам невозможно, а экономические потери вы все равно понесете. Кстати, сейчас питерские докеры этим пригрозили...

Мировая практика показала, что работа по правилам – очень эффективный способ.

- С вашей точки зрения, логично запрещать забастовки транспортников? Вон во Франции, в Германии - бастуют...

- Транспортникам запрещено бастовать не только в России, но и в некоторых других странах. У нас этот вопрос регулируется статьей 413 Трудового кодекса и, на мой взгляд, прокуратура и суды слишком расширительно толкуют эту статью. В ней сказано, что "в соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации являются незаконными и не допускаются забастовки... в организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, авиационный, железнодорожный и водный транспорт, связь, больницы)". Однако добавлено: "в том случае, если проведение забастовок создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей". Вот это как раз – создает угрозу или не создает – как правило, никто не проверяет.

Но я вообще-то сторонник максимально гибкого регулирования забастовочной активности работников. С учетом того, что забастовка – оружие обоюдоострое. Работник ведь тоже на ней теряет, не получая зарплату... Я, например, уверен (хотя профсоюзы со мной категорически не согласятся), что должно быть категорически запрещено возмещение зарплаты, потерянной работниками из-за забастовки, за счет работодателя. Только из собственных профсоюзных  фондов. У нас это вообще никак не урегулировано. Поэтому требование профсоюза оплатить

забастовочные дни, абсолютно законно. И это развращает. С другой стороны, нельзя также запретить работодателю отказаться выплачивать зарплату бастовавшим (о таком намерении объявила администрация "Форда").

На самом деле профсоюз должен иметь забастовочный фонд и из него платить бастующим пособие. Это общемировая практика. Тогда профсоюз очень ответственно подходит к объявлению забастовки, думает, действительно ли без нее невозможно обойтись. Ведь профсоюзный фонд не безразмерен. Мне в Германии рассказали как-то, что самый богатый профсоюзный фонд – у профсоюза кожевенников. Потому что его члены очень редко бастуют.

На чем может сэкономить профсоюз? На том, чтобы объявлять забастовку не в целом по предприятию, а на отдельных ключевых участках – и тогда предприятие все равно останавливается полностью. Тогда официально бастующие получают компенсацию потерянного заработка из профсоюзного фонда, а остальным платить работодатель – за вынужденный простой. Во многих странах так и делают. В Швеции, например, подобная практика широко распространена.

В России, кстати, это невозможно. Потому что законодательство о регулировании забастовок направлено на то, чтобы забастовка была возможна только, как минимум, на целом предприятии – а не в рамках отдельного подразделения. У нас решение об объявлении забастовки, чтобы она потом не была признана незаконной, должно приниматься собранием или конференцией всего трудового коллектива (причем присутствовать должно не менее половины всех работников). Эта норма была введена в Трудовой кодекс под давлением ФНПР и напрямую направлена против миноритарных профсоюзов, каковыми, по большей части, являются все новые, не входящие в ФНПР профсоюзы. Они мало где объединяют большинство работников или могут это большинство за собой повести.

- Как вы думаете, случайно ли забастовочное движение активизировалось именно в преддверии парламентских выборов?

- Допустим, не случайно. И что? Звучат обвинения в адрес профлидеров: политические спекулянты, во время избирательной кампании... Извините, профсоюз должен пользоваться ВСЕМИ возможностями для защиты своих членов. Если избирательная кампания помогает выиграть спор с работодателем, нужно пользоваться избирательной кампанией. Ничего преступного или аморального в этом нет.

- В России законодательство таково, что очень многие забастовки признаются незаконными. Стоит ли в таком случае их затевать?

- Даже проигранная забастовка может быть полезной, потому что все равно оказывает воздействие на работодателя. Какая опасность подстерегает профсоюз, который проиграл забастовку? Потеря мотивации, демобилизация – особенно, когда происходит несколько поражений подряд. С этой точки зрения, профсоюзу, конечно, надо очень ответственно подходить к объявлению забастовки: не навредит ли он сам себе?

Но если есть возможность хотя бы частично забастовку выиграть или, даже не выиграв, сохранить мобилизационный потенциал, тогда, безусловно, стоит ее затевать.