Интервью с Евгением Куликовым

На сайте ИЗБРАННОЕ (http://www.izbrannoe.ru/35587.html), главным редактором которого является заместитель председателя движения «Союз социал-демократов» Людмила Телень, много внимания уделяется проблеме рабочего движения. Предлагаем вашему вниманию интервью с председателем Российского профсоюза локомотивных бригад железнодорожников Евгением Куликовым.

 
 

— Почему принято решение возобновить забастовку – да еще во всероссийском масштабе?

Потому что требования, выдвинутые работниками Московской железной дороги, работодателем не удовлетворены. А это были требования, актуальные и для других дорог. Забастовка, проведенная 28 апреля, не побудила руководство ОАО РЖД пересмотреть свои позиции. Более того, работодатель пошел на то, чтобы привлечь участников акции к ответственности. Всех их – а это около 190 человек – полностью лишили премии с формулировкой "необоснованный отказ от работы" (во всяком случае так нам рассказывают люди, уже получившие соответствующие уведомления). Напомню, забастовка не является "необоснованным отказом от работы". Кроме того, бастовавшим объявляются выговоры. Все это противозаконно и, безусловно, будет оспариваться в судебном порядке.

В связи с подобным поведением работодателя первичная профорганизация Московской железной дороги приняла решение продолжить проведение забастовки, ее дату согласовать с профсоюзным комитетом ОАО РЖД, который я возглавляю,  поручить нам направить требования работодателю, утвердить их конференцией работников трудового коллектива – и провести забастовку в масштабах всей ОАО РЖД.

По закону, администрация должна быть извещена о дате намечаемой забастовки. Известите?

Нет. Потому что тогда нам не дадут ее провести. К примеру, на сегодня забастовка не просто не была объявлена, но мы даже и не думали о ее проведении. Просто заранее объявили, что 12 мая этот вопрос будет рассматриваться. И что произошло? Во всех структурных подразделениях, где есть члены нашего профсоюза, были вызваны дублирующие локомотивные бригады, введен усиленный контроль со стороны инструкторского командного состава, привели в готовность линейную милицию... То есть сегодня, задумай мы проводить забастовку, ничего бы не получилось: слишком много штрейкбрехеров.

Забастовка – все-таки экстремальный метод разрешения трудовых споров. К тому же организовать законную стачку на железной дороге еще более проблематично, чем в других отраслях – из-за драконовской формулировки "ведомственного" закона. Не пытались договориться с работодателем мирно?

Конечно, пытались – на протяжении 16 лет существования нашего профсоюза. Но все эти годы руководство – сначала Министерство путей сообщения, потом ОАО РЖД – не желает считаться с нами. У них есть "ручной" профсоюз, Роспрофжел, с ним и договариваются.  А нас, опять же вопреки закону, не допускают к участию в комиссии по заключению коллективного трудового договора. Да, мы малочисленный профсоюз – по сравнению с Роспрофжелом, но имеем те же права. И, самое главное, действительно формулируем требования всех работников локомотивных бригад, а не только тех, кто является членом РПЛБЖ.

Лишив наш профсоюз возможности мирно отстаивать требования работников в рамках обсуждения коллективного трудового договора, ему оставили только судебные разбирательства и такие "экстремальные" акции как забастовки, митинги, пикеты.

Записала Татьяна Скоробогатько